Фуад Тагиевич Алескеров — учёный-математик в области принятия решений и теории игр, доктор технических наук, ординарный профессор Высшей Школы Экономики, руководитель Департамента математики Факультета экономических наук НИУ ВШЭ, заведующий лабораторией Института проблем управления РАН. Фуад Алескеров рассказал нам о пути в науку, о том, что большинство не всегда право, и о роли учителей в жизни.

min
Фуад Алескеров

О пути к математике

Я учился в школе №23 в Баку. Тогда я увлекался многими вещами, в том числе и правом. В 9 классе, когда я заявил о своем желании стать юристом, отец оформил мне подписку на журнал «Бюллетень Верховного Суда». Я прочитал несколько номеров и понял, что не хочу становиться юристом.

После школы я поступил в Азербайджанский институт нефти и химии им. М. Азизбекова, выбрал путь инженера, специальность моих родителей. Во время учебы я сдавал теоретическую механику известному ученому академику Азаду Мирзаджанзаде. Он сказал мне: «Вам надо ехать в Москву, и только на мехмат МГУ». Так все и сложилось. Это было блестящее образование. Меня окружали выдающиеся ученые, такие как Александр Курош, Борис Демидович, Андрей Колмогоров. В МГУ я научился не бояться задач. Если я чего-то не знаю или не понимаю, я сразу начинаю это изучать.

Теория принятия решений  

Когда пришло время писать научную работу, мой руководитель Марк Айзерман дал мне на выбор две темы: «оптимальное управление» и «моделирование человеческого поведения». Первую тему я знал и представлял, что можно в этой области сделать, а вторая была для меня совершенно новой. В Советском Союзе никогда не было научных исследований на эту тему. Такого рода моделирование очень математизировано. Строятся серьезные фундаментальные модели человеческого поведения. Я заинтересовался, и с этого все и началось.

Когда я впервые прочел книгу американского ученого-математика и экономиста, лауреата Нобелевской премии Кеннета Эрроу «Коллективный выбор и индивидуальные ценности», я был в шоке. Эта книга произвела на меня огромное впечатление — она на всех производит именно такое впечатление. В ней, в частности, рассказывается, что выдающийся французский математик Жан Антуан Кондорсе выяснил, что наше представление о том, что большинство всегда право, может быть поставлено под сомнение. Оказывается, возникают ситуации, когда правило простого большинства, которое с давних времен рассматривалась как процедура демократического волеизъявления, может приводить к ситуациям, когда принятие решений невозможно. Это парадокс Кондорсе.

Фуад Алескеров с Нобелевским лауреатом, профессором Стэнфордского Университета Кеннетом Эрроу. 2012 г.

Парадокс приводит к тому, что решение либо не может быть принято, либо принимаемое решение противоречит желаниям большинства. В 1951 Кеннет Эрроу посмотрел на процедуры принятия решений иначе. Он сформулировал несколько аксиом, которым должна удовлетворять любая разумная процедура принятия решений. Например, если все считают, что «X» лучше, чем «Y», то таким же должно быть и мнение всего коллектива. Результат был потрясающим — Эрроу показал, что эти аксиомы несовместны. Оказалось, что они совместны, только если решение принимается диктаторским образом. Для меня это был удивительно, не столько из-за результата, а из-за того, что эти ситуации можно моделировать.

О роли учителей 

Мне всегда везло с учителями. Я до сих пор вспоминаю уроки литературы с Зоей Васильевной. Спустя тридцать лет после окончания школы я узнал, что мы проходили многие вещи, которых не было в программе. Я сидел с друзьями и рассказывал им, как мы изучали в школе Шекспира. Они сказали: «Этого не может быть, Шекспира не было в программе», а я в ответ: «Как не было, когда я его сдавал даже?» Мы поспорили, и вот они не поленились и нашли школьную программу того времени. Когда я посмотрел на эту программу, я понял, что Зоя Васильевна не проходила с нами часть вещей, которые были в программе, зато мы проходили вещи, которых там не было.

В 1974 году я закончил мехмат МГУ и попал в Институт проблем управления к Марку Айзерману. Это был выдающийся человек.  Он говорил, что если ты чем-то занимаешься, то за два-три года ты должен получить мировое признание. Он доказывал это cвоим примером. Я тоже прошел эту школу. Несколько лет назад задачами влияния в группах в России вообще никто не занимался. Мой коллектив начал работу над этим, и сегодня мы — всемирно признанный коллектив в этой области, без которого не проходит ни одна международная конференция.

В 1946 году Георгий Владимирович Щипанов, специалист по теории управления, написал работу об идеальных регуляторах. В научной и партийной печати началась критика этой работы. Журнал «Большевик» и газета «Правда» написали статьи с обвинениями о развитии буржуазной науки и идеалистических воззрениях. Что в те годы означали статьи такого рода в главных идеологических газетах страны — понятно. Молодой доктор наук Марк Айзерман только вернулся с войны и написал письмо президенту Академии наук в защиту своего учителя. Много людей так бы сделали? Я растерялся, когда узнал про это и спросил его: «Вам не страшно было?» Он ответил: «У меня в прихожей стоял чемоданчик с бельем и едой, потому что я уже ждал, что меня арестуют». Это пример человеческой порядочности. Всегда старайтесь находить таких учителей, которые будут задавать вам очень высокие жизненные стандарты.

 

Сахиб Абдуллаев

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter