111111
Артур Карданов

Артур Карданов родом из КБР, после школы перебрался в Москву и поступил в Высшую школу экономики на факультет экономики. Занятия наукой не мешают ему самостоятельно осваивать игру на шикапшине.

1213

Музыкальный инструмент шикапшина известен на Северном Кавказе у адыгов ещё с древних времён. Название инструмента происходит от двух адыгейских (черкесских) слов: шиче – конский хвост и пшин – музыкальный инструмент.

Артур: «Перебраться в мегаполис, попробовать свои силы в одном из лучших экономических ВУЗов страны — принять такое решение было трудно. Сейчас проходит последний год обучения, потихоньку пишется диплом и голову большей частью занимают мысли о будущем, о работе и другие насущные житейские вопросы. На данном этапе жизни я понял, что очень важно не забрасывать свои увлечения, от которых мне пришлось отказаться в ранние годы обучения. Это, например, рисование. Сейчас стараюсь возобновить творчество, рисую в свободное время, делаю наброски в общественном транспорте, читаю книжки по изобразительному искусству.

Теперь в моих наушниках наряду с Radiohead, Queen, Gorillaz звучали старинные мотивы, исполняемые на шикапшине!

В начале третьего курса наткнулся на старинную фольклорную адыгскую музыку и узнал о таком невероятном инструменте как шикапшина, благодаря Вконтакте. Для меня это было большим открытием, поскольку я долгое время считал, что национальная музыка сейчас сводится к дешевому эстрадному «творчеству». Теперь в моих наушниках наряду с Radiohead, Queen, Gorillaz звучали старинные мотивы, исполняемые на шикапшине! Примерно в то же время узнал о мастере игры на шикапшине Зубере Еуаз; кстати, записи с его исполнением я, в основном, и слушал.

ub0fTfnpQ2c

И настал день икс, когда я наткнулся на объявление о том, что ведется набор в школу игры на шикапшине. Я решил попробовать. По приезде домой на летние каникулы, первым делом позвонил Зуберу, и договорился о встрече. При первой нашей встрече он начал играть на инструменте, и вот она, мелодия, доносящаяся из прошлого, из глубины веков, такая чистая, такая необыкновенная. Я сидел и слушал мелодии в его исполнении около получаса и понял, что записи, которые я смог найти через социальные сети, не составляют даже и половины того, что было в арсенале уже моего сенсея. Так как он уже дал мне в руки инструмент и сказал, чтобы я начал играть, объяснив постановку рук.

В первый день звуки, извлекаемые мной из шикапшины, были, мягко говоря, неприятные. Однако прогресс не заставил себя ждать. Через 3-4 занятия у меня получилось сыграть мелодию, посвященную герою нартского эпоса. Так как у меня нет музыкального образования, Зубер относился ко мне строже, чем к остальным ученикам; по крайней мере, мне так казалось. И вот, в конце лета я понял, что не смогу перестать играть, что мне нужен свой инструмент. И, кстати, сенсей – мастер не только в игре на шикапшине, но также мастер в создании музыкальных инструментов. Так, я заказал у него инструмент, однако его изготовление требовало много времени. Наступило время учебы и мне пришлось расстаться с шикапшиной; а инструмент я получил только через 2 месяца. Теперь у меня проходит курс самообучения, если можно так выразиться. Играю в общежитии на 24 этаже. В Москве я нашел друга, который тоже учится у Зубера, сейчас мы с ним активно обмениваемся опытом. Когда кто-то из нас ездит в КБР и узнает что-то новое у нашего сенсея, стараемся передать это друг другу.

Мои московские друзья отреагировали на мое новое увлечение неоднозначно. Многие сравнивают звучание шикапшины со звучанием волынки. Со временем, всем начало нравиться мое увлечение, теперь я часто даю мини-концерты своим друзьям. Шикапшина по сути схожа со скрипкой, однако она звучит более грубо, чем скрипка, и положение, в котором на ней играют совсем другое. Это обусловлено строением корпуса.

По-моему, это значительное достоинство фольклорной музыки, поскольку человек подобен дереву: чем глубже корни его, тем более устойчивым он будет.

Безусловно, шикапшина с течением времени слегка изменялась, например, варьировалось количество струн, однако она плохо поддается влиянию внешних факторов, внешней культуры. Я считаю, что этот инструмент является квинтэссенцией самобытной культуры предков. Благодаря нему, происходит какое-то необъяснимое соприкосновение с прошлым, с чем-то сакральным. По-моему, это значительное достоинство фольклорной музыки, поскольку человек подобен дереву: чем глубже корни его, тем более устойчивым он будет.»

Беседовала Анастасия Дзебисова