Одежда и аксессуары с этническими принтами все чаще встречаются на улицах и страницах пользователей инстаграма. Мы узнали, кто решил вспомнить героев прошлых лет и адаптировать традиционные орнаменты к современным форматам. SEDA позиционирует себя как армянский бренд, совмещающий культуру и традиции с модой и стилем. Основатель бренда Седа Геворкян рассказала нам о своем пути от первой футболки для подруги до признания министром иностранных дел.

 
Седа Геворкян

Первый заказ

Все началось как хобби. Я хотела футболку с армянской надписью — выражением, которое дословно означает «заберу твою боль». Его употребляют в знак уважения, когда разговаривают с близким другом. Можно сказать: «пожалуйста, принеси мне кофе» и добавить в конце эту фразу. Я сделала эту футболку. Знакомые стали спрашивать, где такую можно купить. Потом я поехала в ней в Париж, где огромная армянская диаспора. Некоторые люди, видя надпись, идентифицировали меня как армянку: кто-то мне махал, кто-то подходил и обнимал.

 

В то время я работала в журнале помощником главного редактора. Так совпало, что меня сократили, и я подумала, раз все спрашивают про эту футболку, почему бы не попробовать. Я создала страничку в инстаграме, и сразу запустилось сарафанное радио. Люди стали писать, почему бы не сделать что-то для чеченцев и остальных. Потом появилась футболка-черкеска. Я не делала на нее никаких ставок — нарисовала за один вечер в иллюстраторе и подарила подруге. Я планировала продавать только надпись, но футболку с черкеской тоже выложила. Начался какой-то бум. В первый же день у меня заказал футболку мужчина. Когда я приехала отдавать футболку, я поняла, что где-то его видела. Оказалось, что это известный футболист Владимир Габулов. Он мне сказал, что я молодец и велел не бросать это дело. Он, можно сказать, мой вдохновитель.

Я думала, как бы разрекламировать черкески так, чтобы все о них узнали, и решила подарить футболку Рамзану Кадырову. Поначалу я не могла на него выйти, многие обещали помочь, но не удалось. В итоге меня нашел молодой человек, который работает у него в аппарате. Он сказал, что Рамзана сложно удивить, но он хочет подарить ему что-то подобное. Мы решили подарить ему эту футболку и еще много всего. Он был в восторге. Мы сделали еще Байсангура и Грозный Сити. Эта тема выстрелила. В самом начале тот же Габулов говорил, что тема лежала на поверхности, но до нас никто не печатал такие футболки. Сейчас уже много страничек, которые продают что-то подобное. Я не против конкуренции, но обидно, что многое, что сейчас делается, делается на нашей основе. Нет таких людей, на которых я бы посмотрела и подумала: «как круто, жалко, что я до этого не додумалась».

Стартового капитала не было. Я просто закупала по одной футболке для каждого заказа и печатала. Сейчас это стало прибыльно, а раньше не было. В моей семье шутили, что у меня настоящий армянский бизнес — я продаю футболку заочно подруге подруги, дарю ей вторую или не беру с нее деньги. Таких случаев очень много. Сейчас мы продаем примерно 15 футболок в неделю, плюс еще пользуются популярностью чехлы, ежедневники и прочее. Я придумала все это ради идеи, не заботясь о прибыли.

Самое приятное в работе — это хорошие отзывы. Всегда приятно, когда людям понравилось, они присылают фотографии и пишут отзывы. Я стараюсь ответственно подходить к заказу, чтобы все были довольны. Кроме того, я стала много читать о других национальностях, консультироваться со знающими людьми. Работая в офисе, я бы всего этого не узнала.

Самое сложное — воспринимать критику. Я человек впечатлительный, отношусь к этому всему с сердцем, и порой неприятно, когда кто-то пишет, что мы что-то не так нарисовали или не учли чьи-то традиции. Часто критика бывает неконструктивной. Иногда нам говорят, что мы завышаем цены. Футболка стоит 2300 рублей, сюда входит стоимость самого текстиля и печати. Я не завышаю цены намеренно. Иногда мы передаем деньги от продажи футболок фонду Подари жизнь.

Команда

В нашей команде три иллюстратора, я и курьер. У нас есть хороший портретист Владимир из Тюмени. Так сложилось, что все, кто со мной работает, трудятся за идею. У Владимира хорошая работа, он отлично зарабатывает, ему по сути это вообще не нужно. Но он — наполовину армянин и зацепился на идею. Он очень мало зарабатывает на этом, так же как и я. Все думают, что я на этом делаю миллионы. Обычно я придумываю идею принта, а Вова воплощает.  Но Вова вкладывает душу, переживает за каждый принт, читает все комментарии, а они не всегда добрые. Нужно принимать заказы, общаться с покупателями, с курьерами, собирать их. Все это легко только со стороны. У меня уходит на это много времени. Тем более, что у меня нет помощника.

Технология

Ежедневники и чехлы мы печатаем на японском 3D-принтере. Футболки я закупаю готовые, а для толстовок заказываю текстиль, а потом мы их отшиваем. В других местах заказываю бирки и ежедневники. Я сама лично отбирала текстиль, тестировала на себе, много раз стирала. Я много думаю о качестве и уверена в нем.

 Иллюстрации

С рисунками всегда очень рискованно. Мы придумываем каждый из них и знаем, что он может не выстрелить. Когда мы сделали Байсангура (сподвижник Имама Шамиля, участник Кавказской войны — прим. ред), нам стали писать, что нужно сделать принт с Имамом Шамилем. И когда мы его сделали, на нас обрушилась куча комментариев о том, что такого святого человека нельзя носить на футболке. Кто-то мне даже угрожал. А когда эту футболку надел Али Багаутинов (Боец смешанных единоборств — прим. ред.) и поехал с ней на бой, все вопросы сразу снялись. С тех пор я не получала ни одного сообщения на эту тему.

Потом мы сделали Уастырджи (покровитель мужчин, путников и воинов у осетин — прим. ред.), получилась такая же история, как с Имамом Шамилем. Но здесь ведь есть и момент просвещения. Многие мои друзья вообще не знали, кто это.

Недавно пришла идея сделать футболку с портретом Сергея Лаврова. Перед Новым годом мы отправили футболку в МИД и получили ответ с благодарностью.

Продвижение

Продвижения не было. Мне все говорили, что нужно дарить вещи звездам, чтобы они репостили. У меня так получалось, что меня сами все находили, и я ничего для этого не делала. Страницу в инстаграме тоже не раскручивала, рекламу нигде не давала. Мне кажется, все и так о нас знают. Недавно сделали футболки с логотипом ресторана Высота 5642, им очень понравилось, мы теперь сотрудничаем.

Есть такая практика, что те, кто продает что-то в инстаграме, договариваются с известными личностями и дарят им свои товары в обмен на рекламу. Я пару раз к этому прибегала и больше не буду. Бывало, что предлагаешь что-то подарить, а они требуют еще полный комплект для дочки, дяди, тети, подруги и т.д. Иногда оставался неприятный осадок. Не все такие, как Габулов. Его даже не приходилось ни о чем просить. Али Багаутинов тоже надевал наши футболки везде.

  

Планы

Мы решили сделать совместную коллекцию с девушкой, у которой есть своя фабрика по производству трикотажа. Посмотрим, что получится. Иногда хочется вообще закончить с этим. Сейчас появилось много подобных страничек, многие плагиатят. Мне говорили, что в Белоруссии футболки с моим принтом печатают пачками. Потом я думаю, что столько уже сделано, нужно продолжать. Это поле непаханое, еще столько принтов, до которых мы не дошли. Многие предлагали мне открыть корнеры с футболками в торговых центрах. Но я боюсь, что в таком случае это станет слишком массовым и в итоге намозолит всем глаза. Есть идея расширяться, мы хотим сделать коллекцию одежды и бижутерии с этническими мотивами.

Лиана Хапаева

Share on VKShare on FacebookTweet about this on Twitter